Лучшие голы Марадоны.

Был субботний день .  Погода стояла солнечная.  Иногда облака ,

потшучивая  окружали  солнце . Небо темнело .  Казалось наступил вечер.  По шоссе колесили  машины, пытающиеся добраться куда-то , иногда слышались редкие звуки  сирен  . Когда-то мы жили в тихом  районе, и по соседству были цветные телевизоры, на экранах которых до восьми вечера по субботам показывали фильмы.  Зарубежные фильмы.  Во время просмотра всегда был фоновый звук сирены.  Сколько  событий происходит там, думал я .  Позже наши города и районы начали  расти и расширяться , и мы уже не удивлялись тем  странными звукам из   кино.  Только звук «скорой помощи» заставляет меня нервничать.  Особенно, если он приехал по соседству.  Мне  становиться грустно.  Интересно, кто это пытается вырваться из суетной жизни?

 

Я услышал имя Марадона в возрасте девяти или десяти лет.  Конечно,  во время просмотра  матчей чемпионата мира по футболу в доме соседей.  Все говорили про  него.  Я также узнал про него от  Эрола.  Эрол был моряком, постоянно путешествовал.  Приезжал летом.  Когда он приходил, он заставлял нас играть в футбол на две вороты . Впервые мы играли за газировку, это было очень волнительно .  Иногда слышишь такие высказывания от старших : «Мы играли в мяч на газировку.  Где те дни ?»  На самом деле, газировка в нашем районе была роскошью.  Но у нас было много крышек от газировки.  Даже если мы и не пили столько , мы ждали перед лавкой  дяди Имама,что бы подбирать  колпачки с газировок

,которые выбрасывали покупатели.  Некоторые из нас выходили  за пределы района и там тоже собирали колпачки с  газировок. Гоняя мяч в  резиновых тапках,мы безумно радовались каждому забитому мячу Мародонны.

 

Мы очень любили Угура всем районом.  С нетерпением ждали его приезда.  Он жил Ченгел.   Приезжал только  по субботам. Угур  был худощавым , тощим  мальчиком.  Как то,его отец,  купил  купил ему кожаный мяч.  Хотя от все ему покупал.  Все дети мечтали с ним подружиться.  У него даже был велосипед.  У нас был всего лишь пластиковый мяч, и он быстро рвался.  Когда я впервые ударил по кожаному мячу, он показался мне очень тяжелым.  Я  даже подумал, что это такое .  В те дни, когда мама Угура стояла у мечети  с тарелкой еды в руках, что бы  накормить его,  мы играли в футбол ,лишь  бы ударить по его мячу.

Начинало  темнеть.  Этот матч никак не заканчивался. Из-за темноты ничего не видели. Только от света  фар ,редко проезжающих машин  ,различали   камни «ворот ».  В нашем районе не было футбольного поля с воротами.   Иногда мы возражали против гола, потому что мяч пролетел  над воротами .   Как мы могли приходить  к такому решению ,когда и ворот-то не было?

 

Когда я впервые увидел сундук чистильщика обуви , то мне  стало грустно.  Пришло время попрощаться с детством .  Я  даже  не мог возразить.  Однако, мы ,что радовались  всему, что приносили к нам в  район , как мы могли не радоваться сундуку чистильщика обуви?   Мне было десять лет, и мое

детство осталось в моих нынешних воспоминаниях.

 

Школы были для меня  местом праздников.   Мы, как все дети  из района, любили школу. Потому-что это не была работа ,она была для  нас ,как игра.  Нас просто немного смущала  краска под  ногтями, которые мы не могли никак вывести .  Вот почему наши руки всегда были в карманах.

 

Я, например, не люблю церемонии.  И подарки, сделанные государством.  Разве так, чтобы дать на глазах у всех большое темно-синее пальто.  Особенно в пятницу, когда благотворительная ассоциация объявила наше имя и оказывала продовольственную помощь, я не хотел подниматься на эту трибуну. Не чувствовал никакой радости и волнения .  Разве у маленького мальчика не бывает  гордости?  Раз мы  бедные ,это не значит ,что мы  нечувствительны .   Они сломили мою гордость.  Они закрепили во мне чувства смущения . Когда чистильщиком был был, этого никто не увидел, но это сейчас это стало очевидно.  От этого  убежать.  Говорят,  детство не забывается.   Даже если я забуду, эти  дети  не забудут.  Хорошо, что я не забыл это воспоминание.

 

Я не люблю,когда дома больной.   Когда кто-то болеет дома, я всегда вспоминаю  о ноябре и тот темный  холодный день.  Отец заболел в ноябре того года, когда мы подзарабатывали чисткой обуви.  Он был очень  вялым.  Он тихо  смотрел на нас.   Иногда я вспоминаю  его голос.  Остальное я мало помню.  Каждый отец хороший, но он был действительно хорошим человеком.  Он всегда смотрел с улыбкой в ​​глазах.  Он смотрел с грустью

.  С тоской … В последнее время он не разговаривал, мулла читал молитву из  книги, стоя  над ним . В пять утра он умер.   Мы смотрели с Эрдалом в грязь, пока все разжимали руки и плакали.  Например, в тот день мы не плакали.  Эрдал был голоден.  Я крепко держал его за руку.  В этот день мы не вошли в дом, просидели в тутовом саду  до темноты.

 

Жил в нашем районе мастер по обрезанию Фанни.  Он всегда ходил со своим черным саквояжем .  Когда мы проснулись  в семь утра, нам  сказали «писайте».  Потом мы сделали  инъекцию , а дальше мы  неделю ходили в  юбке моей сестры.  Почему  так рано и без предупреждения?  Потому что отцы всегда хотят успеть  сделать , что-то для своих детей при жизни.  И они стремятся  увидеть ,как мы учимся,  нашу женитьбу , внуков и т.д.   Теперь я очень хорошо понимаю спешку и волнение отца тем ранним утром.

 

Дядя Фенни не прописал   мазь для заживления раны после  обрезания.  Он знал , что такое бедность.  И , что кроме маргарина  у нас не было другого масла.  Слава богу, были  соседи .  Мы попросили  стакан масла .  Спасибо им, не отказали.

 

Впервые я обедал, когда был  стажером.  До этого я не помню , чтобы мы  обедали.  В принципе , это не важно ,просто вспомнил и захотелось поделиться.

 

У входа в микрорайон стояло мастиковое дерево.  Теперь оно еле держится на  корнях у стен жилого комплекса .   Однажды я понял, что скучаю по этому дереву.   Кто-то скучал по дереву,  когда-нибудь ?  Обычно скучаешь по коту, собаке, другу, игрушке…  Но мне не

хватало этого дерева.  В годы, проведенные за границей, мне всегда приходило в голову это дерево.  Потому что, пройдя мимо этого дерева, вы попадали в  наш район .  Ветер касался  твоего лица летом и зимой.  С улицы доносились детские голоса.  При легком ветре на грунтовой дороге поднималась пыль.  Особенно, если  шел  дождь, аромат земли наполнял тебя и   уносил  вас в даль.  Вернемся к главному, да, мастиковое дерево.  Мы всегда там играли с Эрдалом.  Однажды он застрял внутри.  Да, да, именно внутри.  Оно было пусто внутри .  Мы забирались туда, играли  и мечтали.  Эрдал,  каждый раз  не мог выбраться из дупла .  Поначалу  я переживал , потом мы смеялись, когда пытались выбираться   из  дерева.

 

Я не рассказываю своим детям о своем  прошлом .  Они обаеще  очень маленькие, и я не хочу их впечатлять.  И я против нравоучений  вроде « знай цену своей жизни т т.д».  Мы были «большими» детьми из трущоб, с дровяными печами, которые были лишены всего.    Это была не наша судьба,  условия были таковыми .  Но мы были очень  счастливы.  Очень-очень счастливы. Смотря на Стамбул с верхнего этажа небоскреба , хочется вновь почувствовать , то чувство счастья из  детства и уметь так наслаждаться  жизнью ,как тогда.

 

Самым большим моим счастьем было представлять , как будто я забиваю все  голы Марадоны один за другим.

 

Сегодня суббота. Погода уже не,как  площадка для игр облаков и солнца,небо ясное и   ярко светит солнце. Из далека  доносится шум проезжающихся машин…

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.